Части республиканцев, которые согласно приказу должны были начать атаку ночью, практически начали ее в 7:00 9 апреля. Только один батальон 39-й бригады, занимавший позиции восточнее Аравака, без единого выстрела проник ночью через первую линию мятежников и достиг северных склонов высот Гарабитас. Но так как остальные части в атаку ночью не пошли, батальон оказался изолированным и окруженным. Ведя непосильную борьбу с превосходящим его противником, батальон из окружения вышел наполовину разбитым, взяв все же в плен подполковника и несколько офицеров, которые тут же были расстреляны.

Части северной и южной групп начали наступление только после налета авиации и артиллерийской подготовки. Надо заметить, что действия авиации не были достаточно четкими: вместо бомбардировки высоты Гарабитас бомбы оказались сброшены по высотам Эрмита и Агилья, а одно звено сбросило бомбы западнее Падильо. Артиллерийская подготовка началась своевременно, по точности стрельбы и темпу огня (в испанских условиях) она была достаточно хорошей. Но вся беда заключалась в том, что пехота обеих групп не энергично шла в атаку. Пехота республиканцев, которая и вначале наступала очень медленно, подойдя на 150—200 м к окопам мятежников, под действием сильного огня залегла и дальше в наступление не пошла. Потребовалась вторая артподготовка, которая также была успешно проведена, но и после нее пехота сразу не пошла в атаку. Противник использовал эту заминку и своим огнем опять прижал к земле поднявшуюся было пехоту.

Танки северной группы по условиям очень трудной местности с атакой опоздали и пехоту за собой повести не смогли. Начатую с опозданием атаку вследствие низкой тактико-технической подготовки экипажей танки производили медленно, часто застревая, не доходя до противника, особенно машины «Рено».

Авиация республиканцев в течение всего дня наступления работала на пехоту. Ею за день был произведен 51 самолето-вылет, сброшено 178 бомб и выпущено 18 тысяч патронов. Авиация мятежников не работала: совершали полеты только отдельные самолеты.