C другими трудовыми элементами Терской республики, представленными на V съезде, а, наоборот, дает почву к разжиганию национального и религиозного антагонизма; что классовое расслоение среди горцев уже в значительной степени произошло, группа коммунистов-горцев постановила: 1) в противовес бюро горских фракций немедленно выделить из горских фракций делегатов съезда всех товарищей коммунистов и сочувствующих; 2) образовать единую фракцию коммунистов-горцев и сочувствующих, каковая должна идти при решении всех вопросов на V съезде совместно с коммунистической фракцией съезда, как ее неразрывная часть».

Декларация неожиданно вызвала бурные и чрезвычайно резкие прения. Сайд Габиев, например, обвинял осетин-керменистов в том, что, создавая фракцию горцев-коммунистов, они хотят разрушить единение горцев. «Когда говорят, что из горцев сейчас можно сделать коммунистов — это абсурд»,— заявил он. Габиев защищал А. Мутушева, доказывая его положительную роль в революции в Чечне. В пылу полемики он бросил даже такую фразу: «Я все-таки люблю горцев больше, чем партию».

Пришлось выступить Г. К. Орджоникидзе.

— Помимо нашего желания,— сказал он,— вопрос о создании фракции горцев-коммунистов принял полемическую форму. Но «раз перчатка брошена, мы поднимаем ее».

На конкретном примере Г. К. Орджоникидзе показал «единение горцев», которое так горячо отстаивал С. Габиев и другие. Он указал, что в горском бюро V областного съезда находится чеченец Арсанов, тот самый Арсанов, который в августовские дни, когда ингуши вместе с осетинами-керменистами сражались на улицах Владикавказа, сидел рядом с Полюховым, Соколовым, Мерхалевым и другими, и вместе с ними ассигновал полмиллиона рублей из государственного банка Бичерахову и полковнику Соколову, тот самый Арсанов, который вел себя в Тифлисе, как агент Чермоева, вступал в переговоры с немцами, готовый присоединиться к тем, на стороне которых, как ему казалось, была сила.

Г. К. Орджоникидзе страстно призывал к революционному единению, к миру и братству трудовые горские народы. «Я верю, — сказал он,— что в Чечне вокруг товарища Шерипова, которого мы считаем коммунистом, создастся группа коммунистов. Среди ингушей есть коммунисты».