12 средних и десять больших жилищ (т.е. всего 28) и, наконец, что на памятнике имелось 26 хорошо и восемь плохо сохранившихся площадок (т.е. всего 34). Причем при рассмотрении площади больших, средних и малых жилищ используется второй показатель, а для определения общей численности печей на поселении — третий, кстати, наиболее близкий к среднему, принятому для всего района, — 35 жилищ на одно поселение. Между тем имеется возможность получения более точных средних показателей. На основании приводимых в работах данных о наличии площадок на семи наиболее изученных памятниках. из 14 известных можно определить, что среднее количество жилищ на одном поселении — 31, т.е. на 11 % меньше, чем в работах С.Н.Бибикова. Если взять за основу для последующих расчетов этот среднеарифметический показатель, то общее количество жителей на поселении и в целом районе будет значительно меньше.

Требуется более строгий подход и к поправкам, вводимым в исходные данные. Так, на пространстве от Ржищева до Триполья разведками установлено 14 памятников развитого триполья; С.Н.Бибиков полагает, что их было 15. Поправка в сторону увеличения, конечно же, уместная, но возникает вопрос: почему поправка именно такая, а не другая. Столь же проблематично одновременное существование всех поселений в данном районе.

Подобные неточности имеются и у В.М.Массона. Так, им приводятся разные цифры о трудовых затратах в животноводческом секторе — 2 200 и 3 300 человеко-дней (1971, с. 103). Не точны определения общего объема зерна, потребляемого жителями джейтунского поселка (там же, с. 102—103), расхождение составляет 20 %.

К сказанному следует добавить, что неточности в поправках отнюдь не сводятся во всех случаях к субъективным ошибкам исследователей. Во многом это зависит от качества источников. Возможность поправок, степень достоверности их в общем и целом определяются общей ситуацией в науке. На нынешнем уровне развития археологии использование поправок, пусть и не совсем доказанных, является единственным путем приведения-различных отраслевых показателей в систему. Без использования этого приема палеоэкономическое моделирование системного характера на сегодняшнем уровне археологического знания было бы невозможным. Законченное целое в реконструкции можно получить-путем стыковки и взаимоувязки частей. Допуски и поправки, конечно же, аргументированные, как раз и являются средством этой стыковки и взаимоувязки в общей системе экономики древних обществ. Можно думать, что по мере совершенствования источниковедческой базы для палеоэкономического моделирования необходимость к различного рода поправкам будет уменьшаться, тем самым будут возрастать точность и достоверность результатов.